ru en
rami
Если Вы действительно ищете своего доктора...

Наверх

Моя история до, во время и после ринопластики

Недовольство своей внешностью у меня появилось в старших классах школы. После очередной школьной фотографии я обратила внимание на свой нос, который смотрелся непропорционально большим на моем небольшом лице. Процесс роста носа я не замечала, да и глядя в зеркало не могла объективно его, но с каждой последующей фотографией проблема становилась все более заметной.

Параллельно с ростом носа я начала чувствовать дискомфорт внутри носа, дыхание ухудшалось, и появилась небольшая ломота на погоду.

Первым звонком к операции послужил мой поход к ЛОР врачу в 2006 году, когда после простуды у меня пошли осложнения. Когда врач осмотрел мой нос, он сообщил, что у меня очень сильно искривлена перегородка, и дыхание в правой ноздре, на тот момент, было процентов на 30 от нормы. Тогда же ЛОР и выписал мне первое направление на операцию по исправлению перегородки. В те года мне было очень страшно решиться на операцию, да и все близкие не понимая всю серьезности проблемы, отговаривали меня.

Решающим днем в моей жизни стал день фотографии для анкеты на загранпаспорт, девушка-фотограф провозилась со мной минут двадцать вместо обычных двух минут, требующихся на данную процедуру. Дело в том, что на всех фото у меня был мало того, что большой, но и кривой нос. В итоге все закончилось фотошопом. С тех пор (это был конец августа 2012 года) я не могла ни о чем другом думать, как о моем ужасном носе. Все разговоры с друзьями и знакомыми сводились у меня к ринопластике (как оказалось в последствии, не зря!).

В начале сентября я уже занималась поиском хирурга и подробным изучением самой операции.

25 октября 2012 года раздается звонок на мой мобильный, звонила мой косметолог Ильхама Багирова, к которой я хожу уже много лет и к советам которой я постоянно прислушиваюсь. По телефону она мне сказала : «У меня для тебя потрясающая новость, в клинике Рами где я работаю, проводится акция по ринопластике у самой Ястребовой Натальи Михайловны! Если тебе интересно, звони в клинику, записывайся на консультацию!».

6-го ноября 2012 года я пришла на консультацию к Наталье Михайловне. Я очень переживала и взяла с собой маму. Наталья Михайловна оценила мой нос и сказала, как возможно его исправить, её мнение на 100% совпало с моим. Мы были очарованы профессионализмом и человеческим обаянием Натальи Михайловны.

Мне очень повезло и я оказалась на втором месте в конкурсе на ринопластику, т.е операция стоила всего 50% от полной цены. Оставалось дело за малым, собрать все анализы и обойти необходимых врачей.

Операция предстояла сложная, мне надо было убрать горбинку со спинки носа, укоротить нос, уменьшить кончик носа, приподнять колумеллу, сузить нос и исправить перегородку.

Для того чтобы мой нос задышал, необходима была совмещенная операция с ЛОР-хирургом, к которому я и направилась на консультацию. Шилов Сергей Леонидович, он же ЛОР-хирург, мне все разъяснил, что необходимо сделать, чтобы я снова могла дышать, предупредил, что операция предстоит сложная, но для него это ерунда.

Далее по списку были анализы: клинический анализ крови, общий анализ мочи, биохимический анализ крови, анализ крови на Ф-50, гепатит В, С и RW. Анализы можно было сдать где угодно, либо в самой клинике Рами, где есть своя лаборатория.

Скажу честно, дрожала, как осиновый лист, когда получала анализы, не дай Бог что-то не так, на операцию то не возьмут, а это для меня было страшнее всего!

С анализами было все отлично, далее было ЭКГ и консультация терапевта.

Врач-терапевт у меня была Сыркина Елена Титовна, она провела полный осмотр, изучила мои анализы и допустила до операции.

День операции я выбирала сама, это было 17 декабря 2012 года.

14 декабря 2012 года состоялась моя последняя консультация с Натальей Михайловной. Мы еще раз оговорили все детали предстоящей операции. Далее мне предстояла встреча с анестезиологом.

Рачинский Леонид Фомич – врач анестезиолог, спросил меня об аллергиях на всевозможные препараты и подобрал анестезию. Честно говоря, больше всего я боялась анестезии, всю жизнь от всех слышала как тяжело отходить от наркоза, что возможны побочные эффекты, головокружения и т.д, да еще и к тому же я достаточно алергичный человек. Леонид Фомич успокоил меня, что все пойдет хорошо, и подбодрил. Отношение у него ко мне было практически отеческое.

Фотографии Полины перед операцией:

Следующая страница дневника ►
 

Наверх
Наверх